Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Нужен ли Крыму новый Мешков? - мнения политиков (ФОТО)

30-01-2009, 14:38

Посмотрели: 721

Нужен ли Крыму новый Мешков? - мнения политиков (ФОТО)

Симферополь, Январь 30 (Новый Регион – Крым, Андрей Дорофеев, Анна Сергеева, Анастасия Горбенко, Михаил Рябов) – Сегодня исполнилось 15 лет со дня избрания Юрия Мешкова президентом Крыма. В январе 1994 года он победил во втором туре, набрав более 70% голосов. Однако Мешков не смог удержать власть и отстоять независимость полуострова. О том, почему это произошло, и нужно ли возвращать пост президента Крыма, корреспонденты РИА «Новый Регион» спросили у бывших соратников Мешкова и нынешних крымских политиков.

Новый Регион: Нужен ли Крыму новый Мешков? – мнения политиков

Юрий Мешков. Январь 1994 г. Именно с этой фотографии изготавливались предвыборные листовки первого и последнего Президента Крыма

Экс-депутат Верховного Совета Крыма, заместитель Мешкова в «Республиканской партии Крыма» и ее идеолог Вадим Мордашов:

Мешков – это второй Ющенко. У Мешкова такой же опыт управления государством, как и у него. Он был с самых низов, никогда не занимал серьезные руководящие посты. Просто у Ющенко больше поддержки и больше денег.

Как руководитель Мешков оказался слабым. Он не понял, что такое работа в команде.

Мешков победил с результатом более 70% голосов во втором туре. Это было огромное преимущество. Но Юра, когда пришел к власти, не взял к себе в окружение ни одного человека, который его поддерживал и привел к победе. Зато вокруг него появились совершенно новые люди, в том числе господин Поданев. Мешков говорил: «Я президент Крыма, я избран народом, и я решаю». Можно сказать, что у него началась мания величия.

Мэры бегали к нему, полностью легли под него. Но он заявил: «я буду везде ставить своих людей».

Одним из тех, кого пригласил к себе Мешков после победы, стал тогда никому не известный Сергей Цеков. Его он выдвинул на пост главы Верховного Совета от блока «Россия». Через три месяца блок «Россия» взял конституционное большинство в парламенте Крыма.

Когда Цеков стал спикером, между ним и Мешковым началась стычка – кто из них важнее, кто главнее, кто утверждает министров, как они утверждаются.

Приднестровье что-то смогло сделать. Осетия смогла. А у нас была стычка между спикером и президентом. И мэры не знали, кому присягать.

Тогда Мешков заявил, что он, как избранный президент, распускает парламент Крыма, поставил свою охрану и никого не пустил в здание.

Одновременно и Мешков, и Цеков обратились к президенту Украины с жалобой один на другого. Украина очень хорошо сыграла вот на этих противоречиях. Киев назначил новое правительство, Мешкова лишили полномочий и сделали «английской королевой». Он подписывал грамоты, поздравления, но он не имел власти.

И руководство России его не приняло. Если бы руководство России приняло, события могли бы развиваться по-другому. Ельцин просто не пожелал с ним встретиться.

К тому же, Мешков очень мало внимания уделял прессе, испортил отношения с журналистами. Он проиграл еще и информационную войну.

Мешков был «рубаха-парень». Во-первых, он не пил. Красивый, симпатичный, отличный оратор. Толпа просто рыдала. Он пытался что-то делать в экономике, но просто не успел, потому что был у власти всего несколько месяцев.

С точки зрения юридической, Мешков был избран народом Крыма. И его по закону Крыма мог либо отозвать сам народ, либо мог объявить импичмент Верховный Совет. То, что произошло, – был односторонний грубый акт государства Украина. Силовой акт. Легитимно он должен быть еще президентом. Но сроки уже вышли, он избирался на четыре года. Так что тут положение двоякое.

Но сегодня Украина не даст вернуть прежние полномочия Крыма. Второе: то поколение уже отошло, это поколение воспитано на других книгах. Сложный вопрос. Но, если серьезная спичка вспыхнет, то, как говорили, нужно объявить войну России и сдаться в плен. Если бы Россия занялась серьезно, она могла бы сделать то, что она сделала в Осетии и Абхазии, причем, абсолютно мирно. Но Россия этим не занимается. Россия плюнула на эти вещи. И когда-нибудь история это вспомнит.

Член президиума Верховного Совета Крыма, лидер крымской организации партии «Русский блок» Олег Родивилов:

Неопытность Мешкова все отмечают. Человек из рядового депутата и юриста в одночасье стал президентом. Причем, в момент, когда менялся общественно-политический строй. В стабильной стране он, возможно, быстро бы вошел в тему и стал матерым политиканом, а в той ситуации менялось все – границы, система власти, правила игры… И Мешков не смог уловить какие-то важные моменты, и в этом его вина.

Мешкова не привечали ни в Киеве, где часами заставляли ждать аудиенции в приемной Кравчука, ни в Москве. При Ельцине в те времена был секретарем Совета нацбезопасности России Эмиль Паин, который написал для крымско-татарского меджлиса (нелегального этнического «парламента», – ред.) рекомендации по перетягиванию «одеяла власти» на свою сторону. Он же советовал Ельцину не принимать Мешкова, потому что за Крымом потянутся другие регионы – Слобожанщина, Северный Казахстан и так далее. И Ельцин Мешкова так и не принял. И ошибкой крымского президента было то, что после неудач в Киеве и Москве он отправился в вояжи на Кипр и в Гонконг, в надежде, что наш полуостров может стать оффшором. Такое было бы возможно в стабильных условиях. В момент глобальных перемен никто бы в Крым свои деньги не перебросил. Он должен был ехать в Донецк, Одессу, Харьков, Мариуполь и работать над объединением усилий местных промышленных и политических элит, которые видели, что разрушается единый производственно-технологический комплекс. Крым мог бы стать флагманом в объединительном процессе.

Мешков был искренним человеком, напористым, это его сильные стороны. А недостаток в том, что он быстро полюбил роскошь. Известна, например, история с Кадиллаком, который ему пообещал коммерсант Кондратевский. Толпа охраны, элитные санатории, вертолеты… конечно, он, как рядовой советский человек, до избрания президентом не видел этого всего. Очевидно, компания Шевьева (в то время, лидер Партии экономического возрождения Крыма, «серый кардинал» крымской политики и проводник интересов криминалитета во власти, – ред.) работала на его слабостях.

Некий институт, сродни президентскому, конечно, имеет право на жизнь в Крыму. Но, я думаю, что, как ни назови руководителя республики, главное, чтобы конструкция власти максимально заставляла его выражать интересы избирателей. И не последнюю роль в этой конструкции играет избирательная система. Если она обеспечит приход к власти человека, которого поддерживает абсолютное, а не относительное число крымчан, то мне лично не важно, как будет называться его должность – президент, канцлер или, скажем, секретарь Рескома партии.

Депутат первого созыва Верховного Совета Крыма Вячеслав Зарубин:

Мне кажется, Мешков – фигура с каким-то даже трагическим налетом. Неплохой человек, душа компании, я его знал именно таким еще до президентства, оказался на должности, с которой он просто не справился. Он просто не имел необходимых качеств, чтобы быть президентом Крыма. И его действия, это действия абсолютно неподготовленного человека. Это лишний раз показывает, что назначение «хороших парней» на должности, к которым они не приспособлены, приводит к негативным последствиям.

Как у руководителя, мне кажется, у него сильных сторон нет вообще. Как человека, веселый, жизнерадостный, остроумный. Обычный «свой парень», который в силу ряда обстоятельств, оказался во главе автономного образования и не смог справиться с теми полномочиями, которые ему были предоставлены. Кстати, это подтверждает еще одну истину: нельзя создавать должность под конкретного человека. Один человек, не буду его называть, сделал президентскую должность под себя, а занял ее другой, и вот результат.

Обсуждая идею восстановления института президентства, давайте будем реалистами – это сегодня нереально. Учитывая те полномочия, которые Крым сейчас имеет, для этого нет никаких юридических оснований. Политические основания могут, конечно, появиться, но, исходя из действующих законодательных норм, пост президента восстановить невозможно.

Соперник Мешкова на президентских выборах (занял 3 место), лидер Конгресса русских общин Крыма Сергей Шувайников:

Большинство населения оказало поддержку кандидатам в президенты, которые выступали за воссоединение с Россией. Мешков предлагал провести это через референдум о государственном статусе республики. Но реализовать он свою идею не смог. Я, как представитель Русской партии Крыма, в своей программе предлагал прямое воссоединение, без референдума. После победы Мешков отказался от поддержки Русской партии, других русских сил полуострова и не смог получить поддержку Ельцина. Мало того, в его окружении оказалось много предателей и двурушников, проводников интересов официального Киева, режима Кучмы. После затяжного кризиса крымской власти и раскола блока «Россия», имевшего большинство мест в парламенте республики, Киев уничтожил Конституцию Крыма 1992 года, лишил автономию права принимать свои законы и ликвидировал институт президентства. Мешков не смог этому противостоять, потому что не сумел консолидировать пророссийские силы.

Сильной стороной Мешкова была его правовая грамотность, потому что он был достаточно квалифицированным юристом. Можно отметить и его волевые качества. А слабая сторона, это, как говорится, человеческий фактор. Он отказался и от простых людей и от политических деятелей, которые оказали ему поддержку, и привлек тех, кто не знал специфики Крыма – правительство москвича Евгения Сабурова. Кроме того, ему плохую услугу оказало окружение, свита, в которой были и просто люди с улицы, и аферисты и авантюристы. Их быстро подмяли под себя местные криминальные структуры, перекупили за копейки, переориентировали. Заодно сработали и украинские спецслужбы, которые также использовали это окружение президента и довели до полного кризиса крымской власти. Они организовали противостояние, раскол Республиканской партии Крыма, распавшейся на две партийные структуры: одна поддерживала президента, а другая спикера. Все это дало возможность Киеву спокойно разрушить основы государственности Республики Крым.

В последний момент Мешков попытался наладить отношения с оппонентами. Мне, например, он позвонил и предложил должность министра агитации и пропаганды, но я ответил: «Извините, но дело доведено до такой черты, после которой Киев может ликвидировать и вашу должность». К сожалению, я оказался прав.

Наша сила как раз и требует восстановления института президентства в Крыму. Потому что только через жесткую, централизованную исполнительную власть можно решить на полуострове проблемы коррупции, взяточничества, беззакония. У нас, к сожалению, слишком размыта власть: крымчане избирают парламент, депутаты протаскивают своих людей в Совет министров и премьер сегодня в исполнительной власти играет, практически, нулевую роль – он не самостоятельная фигура. Ему нужно ублажать депутатов, потому что в любой момент одна из фракций может отказать ему в поддержке и произойдет смена премьера. А человек, который будет напрямую избран народом, получит больше полномочий и больше самостоятельности. Тогда и Киеву придется с ним считаться.

Депутат Верховной Рады Украины Василий Киселев (Партия Регионов):

Мое глубокое убеждение, что возобновлять пост президента Автономной Республики Крым ни в коем случае нельзя. Это первое.

Второе: конечно же, все, кто работал и жил в Крыму, они помнят то время, когда Мешков был президентом. Это – печальная страница в истории Крыма. Я думаю, что все, что «хорошего» было благодаря бездарной, неумелой политике президента Крыма, которому поверил народ, это все было отброшено. Самое страшное, что в результате его деятельности или бездеятельности у Крыма забрали полномочия, которые он имел. Если бы он это сохранил, то это дало бы очень положительный старт и динамику для Крыма по его развитию. К сожалению, именно благодаря амбициям, неуемным, а, порой, и неумным инициативам Мешкова это все было утрачено.

Киев пошел на беспрецедентный шаг. Он отменил закон о разграничении полномочий между Киевом и Крымом и фактически снизил полномочия Крыма до нуля. То, что сегодня Крым имеет, – это видимость автономии, к сожалению. И то, что мы имели тогда, это было очень значимо. Но, к сожалению, из-за Мешкова мы все утратили. Очень жаль.

Сегодня автономия Крыма осталась только в Конституции Украины. Я вынужден констатировать, что именно Мешков приложил максимум усилий, чтобы разрушить, что было создано до него.

Депутат Верховной Рады Украины, Андрей Сенченко (Блок Юлии Тимошенко):

Возобновлять пост президента Крыма не нужно. К большому сожалению, крымчане поддались на эмоции и, по сути, избрали политического авантюриста на пост президента Крыма. Это привело к очень серьезным последствиям отрицательным для Крыма. Эти последствия продолжаются до сих пор. Крым фактически был лишен всех полномочий. И, в значительной мере, утратил то, ради чего создавалась автономия.

Автономия – это, в первую очередь, возможность учета хозяйственных особенностей Крыма, исторических особенностей и максимальное использование этих особенностей для развития. Но, по сути, это все вылилось в авантюру, спекуляцию, углубление противостояния в украинско-российских отношениях.

Автор действующей Конституции Крыма, депутат Верховной Рады Украины Леонид Грач (Коммунистическая партия):

Мы видели в то время, когда был президент Крыма, что это был не правовой расцвет Автономной Республики Крым. Не правовой, потому что в те времена в Конституции нигде не существовало, что существует АРК, есть институт президентства. И это не столько поведение Крыма, сколько результат разгуляй-поля, который был на всем постсоветском пространстве.

Мешков и его группа «Россия» не были компетентными изначально. Они не были готовы к управлению такими сложными процессами, как управление Крымом. Более того, блок «Россия», по сути, сам себя предал. Часть его пошла под группировку «Селейм», в результате, в конечном итоге, они же сами, блок «Россия», отменили своим решением институт президентства. То, что Леонид Кучма приложил тут свою руку – это понятно. Он занялся волюнтаризмом и запретил существование института президента в Крыму. А блок «Россия» не среагировали. И не защитили это институт.

Поэтому, по сути, нам заново пришлось вынимать из пасти бандитов, криминалитета, украинских националистов, начать возвращать полномочия автономии. И мы это сделали. Я, ваш покорный слуга, был в их числе.

Если говорить, нужно ли возвращать сегодня институт президентства в Крыму, то я могу ответить, что при президенте Ющенко об этом не может быть и речи. При Ющенко нужно держать ухо востро, чтобы он вообще не угробил автономию. Он – первый, кто грубо попирает полномочия Крыма и дает возможность своему окружению через приводные ремни, как «Свобода», рассуждать, что нужно ликвидировать автономию в Крыму.

Поэтому, при нынешнем президенте нет даже никаких намеков на возвращение института президентства. Но могу сказать, что, когда писал Конституцию Крыма, то я заложил туда достаточно большие полномочия спикеру. Могу сказать, что председатель Верховного Совета Крыма имеет полупрезидентские полномочия в кадровом смысле. Главное задание – отстоять эти полномочия и реализовать на практике.



Источник: www.nr2.ru

Реклама

Нужен ли Крыму новый Мешков? - мнения политиков (ФОТО)

30-01-2009, 14:38

Посмотрели: 721

Нужен ли Крыму новый Мешков? - мнения политиков (ФОТО)

Симферополь, Январь 30 (Новый Регион – Крым, Андрей Дорофеев, Анна Сергеева, Анастасия Горбенко, Михаил Рябов) – Сегодня исполнилось 15 лет со дня избрания Юрия Мешкова президентом Крыма. В январе 1994 года он победил во втором туре, набрав более 70% голосов. Однако Мешков не смог удержать власть и отстоять независимость полуострова. О том, почему это произошло, и нужно ли возвращать пост президента Крыма, корреспонденты РИА «Новый Регион» спросили у бывших соратников Мешкова и нынешних крымских политиков.

Новый Регион: Нужен ли Крыму новый Мешков? – мнения политиков

Юрий Мешков. Январь 1994 г. Именно с этой фотографии изготавливались предвыборные листовки первого и последнего Президента Крыма

Экс-депутат Верховного Совета Крыма, заместитель Мешкова в «Республиканской партии Крыма» и ее идеолог Вадим Мордашов:

Мешков – это второй Ющенко. У Мешкова такой же опыт управления государством, как и у него. Он был с самых низов, никогда не занимал серьезные руководящие посты. Просто у Ющенко больше поддержки и больше денег.

Как руководитель Мешков оказался слабым. Он не понял, что такое работа в команде.

Мешков победил с результатом более 70% голосов во втором туре. Это было огромное преимущество. Но Юра, когда пришел к власти, не взял к себе в окружение ни одного человека, который его поддерживал и привел к победе. Зато вокруг него появились совершенно новые люди, в том числе господин Поданев. Мешков говорил: «Я президент Крыма, я избран народом, и я решаю». Можно сказать, что у него началась мания величия.

Мэры бегали к нему, полностью легли под него. Но он заявил: «я буду везде ставить своих людей».

Одним из тех, кого пригласил к себе Мешков после победы, стал тогда никому не известный Сергей Цеков. Его он выдвинул на пост главы Верховного Совета от блока «Россия». Через три месяца блок «Россия» взял конституционное большинство в парламенте Крыма.

Когда Цеков стал спикером, между ним и Мешковым началась стычка – кто из них важнее, кто главнее, кто утверждает министров, как они утверждаются.

Приднестровье что-то смогло сделать. Осетия смогла. А у нас была стычка между спикером и президентом. И мэры не знали, кому присягать.

Тогда Мешков заявил, что он, как избранный президент, распускает парламент Крыма, поставил свою охрану и никого не пустил в здание.

Одновременно и Мешков, и Цеков обратились к президенту Украины с жалобой один на другого. Украина очень хорошо сыграла вот на этих противоречиях. Киев назначил новое правительство, Мешкова лишили полномочий и сделали «английской королевой». Он подписывал грамоты, поздравления, но он не имел власти.

И руководство России его не приняло. Если бы руководство России приняло, события могли бы развиваться по-другому. Ельцин просто не пожелал с ним встретиться.

К тому же, Мешков очень мало внимания уделял прессе, испортил отношения с журналистами. Он проиграл еще и информационную войну.

Мешков был «рубаха-парень». Во-первых, он не пил. Красивый, симпатичный, отличный оратор. Толпа просто рыдала. Он пытался что-то делать в экономике, но просто не успел, потому что был у власти всего несколько месяцев.

С точки зрения юридической, Мешков был избран народом Крыма. И его по закону Крыма мог либо отозвать сам народ, либо мог объявить импичмент Верховный Совет. То, что произошло, – был односторонний грубый акт государства Украина. Силовой акт. Легитимно он должен быть еще президентом. Но сроки уже вышли, он избирался на четыре года. Так что тут положение двоякое.

Но сегодня Украина не даст вернуть прежние полномочия Крыма. Второе: то поколение уже отошло, это поколение воспитано на других книгах. Сложный вопрос. Но, если серьезная спичка вспыхнет, то, как говорили, нужно объявить войну России и сдаться в плен. Если бы Россия занялась серьезно, она могла бы сделать то, что она сделала в Осетии и Абхазии, причем, абсолютно мирно. Но Россия этим не занимается. Россия плюнула на эти вещи. И когда-нибудь история это вспомнит.

Член президиума Верховного Совета Крыма, лидер крымской организации партии «Русский блок» Олег Родивилов:

Неопытность Мешкова все отмечают. Человек из рядового депутата и юриста в одночасье стал президентом. Причем, в момент, когда менялся общественно-политический строй. В стабильной стране он, возможно, быстро бы вошел в тему и стал матерым политиканом, а в той ситуации менялось все – границы, система власти, правила игры… И Мешков не смог уловить какие-то важные моменты, и в этом его вина.

Мешкова не привечали ни в Киеве, где часами заставляли ждать аудиенции в приемной Кравчука, ни в Москве. При Ельцине в те времена был секретарем Совета нацбезопасности России Эмиль Паин, который написал для крымско-татарского меджлиса (нелегального этнического «парламента», – ред.) рекомендации по перетягиванию «одеяла власти» на свою сторону. Он же советовал Ельцину не принимать Мешкова, потому что за Крымом потянутся другие регионы – Слобожанщина, Северный Казахстан и так далее. И Ельцин Мешкова так и не принял. И ошибкой крымского президента было то, что после неудач в Киеве и Москве он отправился в вояжи на Кипр и в Гонконг, в надежде, что наш полуостров может стать оффшором. Такое было бы возможно в стабильных условиях. В момент глобальных перемен никто бы в Крым свои деньги не перебросил. Он должен был ехать в Донецк, Одессу, Харьков, Мариуполь и работать над объединением усилий местных промышленных и политических элит, которые видели, что разрушается единый производственно-технологический комплекс. Крым мог бы стать флагманом в объединительном процессе.

Мешков был искренним человеком, напористым, это его сильные стороны. А недостаток в том, что он быстро полюбил роскошь. Известна, например, история с Кадиллаком, который ему пообещал коммерсант Кондратевский. Толпа охраны, элитные санатории, вертолеты… конечно, он, как рядовой советский человек, до избрания президентом не видел этого всего. Очевидно, компания Шевьева (в то время, лидер Партии экономического возрождения Крыма, «серый кардинал» крымской политики и проводник интересов криминалитета во власти, – ред.) работала на его слабостях.

Некий институт, сродни президентскому, конечно, имеет право на жизнь в Крыму. Но, я думаю, что, как ни назови руководителя республики, главное, чтобы конструкция власти максимально заставляла его выражать интересы избирателей. И не последнюю роль в этой конструкции играет избирательная система. Если она обеспечит приход к власти человека, которого поддерживает абсолютное, а не относительное число крымчан, то мне лично не важно, как будет называться его должность – президент, канцлер или, скажем, секретарь Рескома партии.

Депутат первого созыва Верховного Совета Крыма Вячеслав Зарубин:

Мне кажется, Мешков – фигура с каким-то даже трагическим налетом. Неплохой человек, душа компании, я его знал именно таким еще до президентства, оказался на должности, с которой он просто не справился. Он просто не имел необходимых качеств, чтобы быть президентом Крыма. И его действия, это действия абсолютно неподготовленного человека. Это лишний раз показывает, что назначение «хороших парней» на должности, к которым они не приспособлены, приводит к негативным последствиям.

Как у руководителя, мне кажется, у него сильных сторон нет вообще. Как человека, веселый, жизнерадостный, остроумный. Обычный «свой парень», который в силу ряда обстоятельств, оказался во главе автономного образования и не смог справиться с теми полномочиями, которые ему были предоставлены. Кстати, это подтверждает еще одну истину: нельзя создавать должность под конкретного человека. Один человек, не буду его называть, сделал президентскую должность под себя, а занял ее другой, и вот результат.

Обсуждая идею восстановления института президентства, давайте будем реалистами – это сегодня нереально. Учитывая те полномочия, которые Крым сейчас имеет, для этого нет никаких юридических оснований. Политические основания могут, конечно, появиться, но, исходя из действующих законодательных норм, пост президента восстановить невозможно.

Соперник Мешкова на президентских выборах (занял 3 место), лидер Конгресса русских общин Крыма Сергей Шувайников:

Большинство населения оказало поддержку кандидатам в президенты, которые выступали за воссоединение с Россией. Мешков предлагал провести это через референдум о государственном статусе республики. Но реализовать он свою идею не смог. Я, как представитель Русской партии Крыма, в своей программе предлагал прямое воссоединение, без референдума. После победы Мешков отказался от поддержки Русской партии, других русских сил полуострова и не смог получить поддержку Ельцина. Мало того, в его окружении оказалось много предателей и двурушников, проводников интересов официального Киева, режима Кучмы. После затяжного кризиса крымской власти и раскола блока «Россия», имевшего большинство мест в парламенте республики, Киев уничтожил Конституцию Крыма 1992 года, лишил автономию права принимать свои законы и ликвидировал институт президентства. Мешков не смог этому противостоять, потому что не сумел консолидировать пророссийские силы.

Сильной стороной Мешкова была его правовая грамотность, потому что он был достаточно квалифицированным юристом. Можно отметить и его волевые качества. А слабая сторона, это, как говорится, человеческий фактор. Он отказался и от простых людей и от политических деятелей, которые оказали ему поддержку, и привлек тех, кто не знал специфики Крыма – правительство москвича Евгения Сабурова. Кроме того, ему плохую услугу оказало окружение, свита, в которой были и просто люди с улицы, и аферисты и авантюристы. Их быстро подмяли под себя местные криминальные структуры, перекупили за копейки, переориентировали. Заодно сработали и украинские спецслужбы, которые также использовали это окружение президента и довели до полного кризиса крымской власти. Они организовали противостояние, раскол Республиканской партии Крыма, распавшейся на две партийные структуры: одна поддерживала президента, а другая спикера. Все это дало возможность Киеву спокойно разрушить основы государственности Республики Крым.

В последний момент Мешков попытался наладить отношения с оппонентами. Мне, например, он позвонил и предложил должность министра агитации и пропаганды, но я ответил: «Извините, но дело доведено до такой черты, после которой Киев может ликвидировать и вашу должность». К сожалению, я оказался прав.

Наша сила как раз и требует восстановления института президентства в Крыму. Потому что только через жесткую, централизованную исполнительную власть можно решить на полуострове проблемы коррупции, взяточничества, беззакония. У нас, к сожалению, слишком размыта власть: крымчане избирают парламент, депутаты протаскивают своих людей в Совет министров и премьер сегодня в исполнительной власти играет, практически, нулевую роль – он не самостоятельная фигура. Ему нужно ублажать депутатов, потому что в любой момент одна из фракций может отказать ему в поддержке и произойдет смена премьера. А человек, который будет напрямую избран народом, получит больше полномочий и больше самостоятельности. Тогда и Киеву придется с ним считаться.

Депутат Верховной Рады Украины Василий Киселев (Партия Регионов):

Мое глубокое убеждение, что возобновлять пост президента Автономной Республики Крым ни в коем случае нельзя. Это первое.

Второе: конечно же, все, кто работал и жил в Крыму, они помнят то время, когда Мешков был президентом. Это – печальная страница в истории Крыма. Я думаю, что все, что «хорошего» было благодаря бездарной, неумелой политике президента Крыма, которому поверил народ, это все было отброшено. Самое страшное, что в результате его деятельности или бездеятельности у Крыма забрали полномочия, которые он имел. Если бы он это сохранил, то это дало бы очень положительный старт и динамику для Крыма по его развитию. К сожалению, именно благодаря амбициям, неуемным, а, порой, и неумным инициативам Мешкова это все было утрачено.

Киев пошел на беспрецедентный шаг. Он отменил закон о разграничении полномочий между Киевом и Крымом и фактически снизил полномочия Крыма до нуля. То, что сегодня Крым имеет, – это видимость автономии, к сожалению. И то, что мы имели тогда, это было очень значимо. Но, к сожалению, из-за Мешкова мы все утратили. Очень жаль.

Сегодня автономия Крыма осталась только в Конституции Украины. Я вынужден констатировать, что именно Мешков приложил максимум усилий, чтобы разрушить, что было создано до него.

Депутат Верховной Рады Украины, Андрей Сенченко (Блок Юлии Тимошенко):

Возобновлять пост президента Крыма не нужно. К большому сожалению, крымчане поддались на эмоции и, по сути, избрали политического авантюриста на пост президента Крыма. Это привело к очень серьезным последствиям отрицательным для Крыма. Эти последствия продолжаются до сих пор. Крым фактически был лишен всех полномочий. И, в значительной мере, утратил то, ради чего создавалась автономия.

Автономия – это, в первую очередь, возможность учета хозяйственных особенностей Крыма, исторических особенностей и максимальное использование этих особенностей для развития. Но, по сути, это все вылилось в авантюру, спекуляцию, углубление противостояния в украинско-российских отношениях.

Автор действующей Конституции Крыма, депутат Верховной Рады Украины Леонид Грач (Коммунистическая партия):

Мы видели в то время, когда был президент Крыма, что это был не правовой расцвет Автономной Республики Крым. Не правовой, потому что в те времена в Конституции нигде не существовало, что существует АРК, есть институт президентства. И это не столько поведение Крыма, сколько результат разгуляй-поля, который был на всем постсоветском пространстве.

Мешков и его группа «Россия» не были компетентными изначально. Они не были готовы к управлению такими сложными процессами, как управление Крымом. Более того, блок «Россия», по сути, сам себя предал. Часть его пошла под группировку «Селейм», в результате, в конечном итоге, они же сами, блок «Россия», отменили своим решением институт президентства. То, что Леонид Кучма приложил тут свою руку – это понятно. Он занялся волюнтаризмом и запретил существование института президента в Крыму. А блок «Россия» не среагировали. И не защитили это институт.

Поэтому, по сути, нам заново пришлось вынимать из пасти бандитов, криминалитета, украинских националистов, начать возвращать полномочия автономии. И мы это сделали. Я, ваш покорный слуга, был в их числе.

Если говорить, нужно ли возвращать сегодня институт президентства в Крыму, то я могу ответить, что при президенте Ющенко об этом не может быть и речи. При Ющенко нужно держать ухо востро, чтобы он вообще не угробил автономию. Он – первый, кто грубо попирает полномочия Крыма и дает возможность своему окружению через приводные ремни, как «Свобода», рассуждать, что нужно ликвидировать автономию в Крыму.

Поэтому, при нынешнем президенте нет даже никаких намеков на возвращение института президентства. Но могу сказать, что, когда писал Конституцию Крыма, то я заложил туда достаточно большие полномочия спикеру. Могу сказать, что председатель Верховного Совета Крыма имеет полупрезидентские полномочия в кадровом смысле. Главное задание – отстоять эти полномочия и реализовать на практике.



Источник: www.nr2.ru

Реклама