Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Знакомство с «Ангелом русской эскадры» на кинофестивале «Харьковская сирень»

18-05-2010, 09:24

Посмотрели: 1 285

Знакомство с «Ангелом русской эскадры» на кинофестивале «Харьковская сирень»

На кинофестивале «Харьковская сирень» кинематографист Николай Сологубовский познакомил харьковчан со своим фильмом «Анастасия» - лауреатом премии «Ника» Российской киноакадемии 2009 г. как лучший неигровой фильм. Фильм о трагическом исходе из России Императорской Черноморской эскадры в 1920 году, участницей которого была 8-летняя Анастасия - дочь командира эскадренного миноносца «Жаркий» Александра Манштейна.

Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн прожила долгую жизнь в тунисском городе Бизерта. И она стала хранительницей истории эскадры и людей, унесенных кровавым смерчем революции из родной страны. А тунисцы назвали эту женщину «жемчужиной Бизерты» или просто «наша Бабу». В декабре 2009 года на 98-м году жизни Анастасии Александровны не стало.

Кинолента «Анастасия» появилась благодаря счастливому стечению обстоятельств: встрече в 1987 году дочери белоэмигранта с советским журналистом Николаем Алексеевичем Сологубовским. В 1987 году шла холодная война, а Бизерта была советской точкой Средиземноморской эскадры. Туда попал проштрафившийся непониманием линии партии советский журналист Николай Сологубовский.

«В Тунисе, - рассказывает он, - мой друг Аркаша Саркисов, главный представитель военноморского флота в Бизерте, сказал, что тут есть замечательная женщина, она помогает ему с французским языком. И мы познакомились и подружились, особенно, моя покойная жена Ирина Николаевна. И хоть я был журналистом, историком, я, благодаря Анастасии Александровне, или Бабу, как мы все ее называли, стал открывать глаза на многие сраницы истории нашей родины. Родина для меня это и Россия, и Украина вместе».

Николай Алексеевич любезно согласился ответить на несколько вопросов для нашего новостного сайта.

Что давало силы Анастасии в ее трудной эмигрантской жизни?

— Мне кажется, это воспитание и то, что она росла в среде братства морских офицеров. Это уникальная культура, которую передали Анастасии Александровне родители и учителя. Ведь 4 года на чужбине на борту броненосца «Георгий Победоносец» была школа, где преподавали генералы и адмиралы. Мама Анастасии в самые трудные минуты жизни декламировала стихи, они жили этими стихами. И еще - православная вера, которой жили на чужбине моряки. И еще корни - это наше прошлое, это наша история. Вдали от родины они жили надеждой на возвращение.

Как так получилось, что именно женщина стала хранительницей истории мужского морского братства?

— Женщина, жена остается на берегу, она все хранит, она хранительница очага. И очень важно моряку знать, что на берегу его ждут. Кого не ждут, тот не возвращается.

Что вам дало общение с этой женщиной?

— Во-первых, она меня "перелопатила". Анастасия Александровна мне показала, что надо оставаться всегда честным и самим собой, и тогда ты будешь честным по отношению ко всем другим. Она меня научила жить, я многое передумал.

Мой дедушка, матрос Александр Радченко, революционер, был приговорен к смерти царским правительством, а дед Лукьян – большевик из Люботина. Помните первую Люботинскую республику в 1905 году? Я рассказывал об этом Бабу, она слушала, слушала и говорит: «Николай Алексеевич, а вы покопайте поглубже, в вашей родословной наверняка не только революционеры были!» И она оказалась права.

И вы восстановили прерванную связь поколений?

— Во Франции, после просмотра фильма «Анастасия», одна очень интеллигентная дама спросила у меня: «Ну вы же коммунист, как вы могли сделать такой фильм?»

Более того, в 1947 году меня крестила мама, на Лысой горе в Харькове. И это не смотря на то, что отец был советским генералом. И не расстреляли никого, жизнь же другая, не надо на нее смотреть однобоко, жизнь была трудной, но люди оставались людьми. И ведь в каждой идеологии есть и светлые, и темные моменты. Нет идеологии черной, кроме нацизма, фашизма. Я это никогда не приемлю.

О жизни в Тунисе русских моряков и их семей Анастасия Ширинская-Манштейн написала книгу воспоминаний «Бизерта. Последняя стоянка»: «Когда в 1985 году скончался Ваня Иловайский и его жена Евгения Сергеевна уехала к дочери во Францию, я принесла домой картонку с церковными бумагами, которые они мне оставили. Эта небольшая картонка была все, что осталось от нашего прошлого, и это прошлое было поручено мне. Из нескольких тысяч людей, лишившихся Родины и прибывших в 1920 году в Бизерту, оставалась теперь в Тунисе я одна - последний свидетель!»

Историческая справка. 1920 год. Врангель отдает приказ об эвакуации. 130 судов, среди которых были корабли Императорской Черноморской эскадры, ушли из Крыма. Большинство из них осталось в Турции, Сербии и Болгарии. 1 декабря 1920 года Франция принимает решение направить русские военные корабли в порт Бизерта в Тунисе и взять их на беспечение. Всего в Бизерту прибыло 33 корабля. До 29 октября 1924 года на кораблях эскадры в Бизерте сохранялись все традиции Российского Императорского флота. В этот день был спущен Андреевский флаг и моряки сошли на берег, который их не ждал, но принял.

Наталья КОГАН

Реклама



Знакомство с «Ангелом русской эскадры» на кинофестивале «Харьковская сирень»

18-05-2010, 09:24

Посмотрели: 1 285

Знакомство с «Ангелом русской эскадры» на кинофестивале «Харьковская сирень»

На кинофестивале «Харьковская сирень» кинематографист Николай Сологубовский познакомил харьковчан со своим фильмом «Анастасия» - лауреатом премии «Ника» Российской киноакадемии 2009 г. как лучший неигровой фильм. Фильм о трагическом исходе из России Императорской Черноморской эскадры в 1920 году, участницей которого была 8-летняя Анастасия - дочь командира эскадренного миноносца «Жаркий» Александра Манштейна.

Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн прожила долгую жизнь в тунисском городе Бизерта. И она стала хранительницей истории эскадры и людей, унесенных кровавым смерчем революции из родной страны. А тунисцы назвали эту женщину «жемчужиной Бизерты» или просто «наша Бабу». В декабре 2009 года на 98-м году жизни Анастасии Александровны не стало.

Кинолента «Анастасия» появилась благодаря счастливому стечению обстоятельств: встрече в 1987 году дочери белоэмигранта с советским журналистом Николаем Алексеевичем Сологубовским. В 1987 году шла холодная война, а Бизерта была советской точкой Средиземноморской эскадры. Туда попал проштрафившийся непониманием линии партии советский журналист Николай Сологубовский.

«В Тунисе, - рассказывает он, - мой друг Аркаша Саркисов, главный представитель военноморского флота в Бизерте, сказал, что тут есть замечательная женщина, она помогает ему с французским языком. И мы познакомились и подружились, особенно, моя покойная жена Ирина Николаевна. И хоть я был журналистом, историком, я, благодаря Анастасии Александровне, или Бабу, как мы все ее называли, стал открывать глаза на многие сраницы истории нашей родины. Родина для меня это и Россия, и Украина вместе».

Николай Алексеевич любезно согласился ответить на несколько вопросов для нашего новостного сайта.

Что давало силы Анастасии в ее трудной эмигрантской жизни?

— Мне кажется, это воспитание и то, что она росла в среде братства морских офицеров. Это уникальная культура, которую передали Анастасии Александровне родители и учителя. Ведь 4 года на чужбине на борту броненосца «Георгий Победоносец» была школа, где преподавали генералы и адмиралы. Мама Анастасии в самые трудные минуты жизни декламировала стихи, они жили этими стихами. И еще - православная вера, которой жили на чужбине моряки. И еще корни - это наше прошлое, это наша история. Вдали от родины они жили надеждой на возвращение.

Как так получилось, что именно женщина стала хранительницей истории мужского морского братства?

— Женщина, жена остается на берегу, она все хранит, она хранительница очага. И очень важно моряку знать, что на берегу его ждут. Кого не ждут, тот не возвращается.

Что вам дало общение с этой женщиной?

— Во-первых, она меня "перелопатила". Анастасия Александровна мне показала, что надо оставаться всегда честным и самим собой, и тогда ты будешь честным по отношению ко всем другим. Она меня научила жить, я многое передумал.

Мой дедушка, матрос Александр Радченко, революционер, был приговорен к смерти царским правительством, а дед Лукьян – большевик из Люботина. Помните первую Люботинскую республику в 1905 году? Я рассказывал об этом Бабу, она слушала, слушала и говорит: «Николай Алексеевич, а вы покопайте поглубже, в вашей родословной наверняка не только революционеры были!» И она оказалась права.

И вы восстановили прерванную связь поколений?

— Во Франции, после просмотра фильма «Анастасия», одна очень интеллигентная дама спросила у меня: «Ну вы же коммунист, как вы могли сделать такой фильм?»

Более того, в 1947 году меня крестила мама, на Лысой горе в Харькове. И это не смотря на то, что отец был советским генералом. И не расстреляли никого, жизнь же другая, не надо на нее смотреть однобоко, жизнь была трудной, но люди оставались людьми. И ведь в каждой идеологии есть и светлые, и темные моменты. Нет идеологии черной, кроме нацизма, фашизма. Я это никогда не приемлю.

О жизни в Тунисе русских моряков и их семей Анастасия Ширинская-Манштейн написала книгу воспоминаний «Бизерта. Последняя стоянка»: «Когда в 1985 году скончался Ваня Иловайский и его жена Евгения Сергеевна уехала к дочери во Францию, я принесла домой картонку с церковными бумагами, которые они мне оставили. Эта небольшая картонка была все, что осталось от нашего прошлого, и это прошлое было поручено мне. Из нескольких тысяч людей, лишившихся Родины и прибывших в 1920 году в Бизерту, оставалась теперь в Тунисе я одна - последний свидетель!»

Историческая справка. 1920 год. Врангель отдает приказ об эвакуации. 130 судов, среди которых были корабли Императорской Черноморской эскадры, ушли из Крыма. Большинство из них осталось в Турции, Сербии и Болгарии. 1 декабря 1920 года Франция принимает решение направить русские военные корабли в порт Бизерта в Тунисе и взять их на беспечение. Всего в Бизерту прибыло 33 корабля. До 29 октября 1924 года на кораблях эскадры в Бизерте сохранялись все традиции Российского Императорского флота. В этот день был спущен Андреевский флаг и моряки сошли на берег, который их не ждал, но принял.

Наталья КОГАН

Реклама